Подробности: Неизвестное интервью с Джеки Кеннеди после убийства президента Америки.

Интервью из семи частей, проведенное в начале 1964 года, одно из трех, которое дала первая леди после убийства своего мужа —  Джона Кеннеди — в 2011 году было публиковано книжном формате и в аудиозаписи. В нем молодая вдова беседует с историком и помощником Кеннеди Артуром М. Шлезингером-младшим о президентстве ее мужа, их браке и ее роли в политической жизни. Они не обсуждают его смерть. Восемь с половиной часов бесед были конфиденциальными по просьбе г-жи Кеннеди, которая никогда больше публично не говорила о тех годах, до своей смерти в 1994 году. Стенограмма и запись, полученные The New York Times, погружают нас в мысли и чувства одной из самых загадочных фигур второй половины 20-го века-женщины, которая, как никто другой, помогла сформировать героическое повествование о годах Кеннеди. Хотя интервью, кажется, вряд ли обновит образ Кеннеди или его президентства, они больше наполнены глубокими наблюдениями и взглядами, которые так ценят историки.

 

В первые дни кубинского ракетного кризиса, еще до того, как мир узнал, что холодная война, похоже, приближается к ядерному конфликту, президент Джон Ф. Кеннеди позвонил своей жене Жаклин в их загородный дом в Вирджинии. По его голосу она могла угадать, что что-то не так. «Почему бы тебе не вернуться в Вашингтон?» — спросил президент без объяснения причин.

 

 

«С тех пор, казалось, не было ни одной спокойной минуты», — вспоминает миссис Кеннеди в интервью, записанном почим 55 лет назад. Когда она узнала, что СССР устанавливает ракеты на Кубе, нацеленные на американские города, то умоляла мужа не отправлять ее. “Если что-то случится, мы все останемся здесь, с тобой. Я просто хочу быть с тобой, и я хочу умереть вместе с тобой, и дети тоже — чем жить без тебя.”

 

 

 

Всего в 34 года и в “крайней стадии горя” (так дочь Кэролайн Кеннеди описывает состояние матери после произошедшего в предисловии к книге) миссис Кеннеди демонстрирует холодное самообладание и острый, несколько неумолимый взгляд на многие вещи. Своим спокойным низким голосом, в интимном тоне и с безупречной дикцией женщин своей эпохи и класса она порой едко описывает бывших президентов, глав государств, помощников мужа, влиятельных женщин, женщин-журналистов и даже свою свекровь.

 

 

Шарль де Голль, президент Франции — «до того самовлюблённый человек». Преподобного Мартина Лютера Кинга-младшего она назвала «фальшивым». В США принято боготворить фигуру пастора, но на поверке оказалось, что он часто любил устраивать вечеринки, на которых присутствовало большое количество девушек по вызову. Информация с прослушивающих устройств это подтвердила. Индира Ганди, будущий премьер-министр Индии, как чернослив «резкая, напористая, ужасная женщина”.

 

 

По словам секретаря Белого Дома по социальным вопросам Летиции Балдридж, миссис Кеннеди часто любила позвонить и попросить мистера Шлезингера об услуге что-то вроде “отправить весь китайский фарфор Белого Дома на самолете в Коста-Рику” или «организуйте доставку фасоли на государственный ужин». Она приводит высказывание Кеннеди о Линдоне Джонсоне, его вице-Президенте «О, Господи, ты даже представить себе не можешь, что может случится со страной, если  Линдон будет президентом?!» И о Франклине Д. Рузвельте: «шарлатан — недостаточное слово“, но «он сделал очень много для достижения результата.”

 

 

Никаких недостатков со стороны мужа в интервью не упоминается. Жаклин говорит о его преданности, чуткости, мужестве — чертах, соответствующих шаблону Камелота, который она первая применила. Миссис Кеннеди позиционирует себя как обожающая, жаждущая одобрения и глубоко тронутая своим мужчиной. Нет никаких разговоров о его внебрачных связях или тайной борьбе с болезнью Эддисона, хотя она подробно говорит о его болях в спине и операции 1954 года, которая почти убила его.

 

 

 

Джон Кеннеди был добрым, мирным, прощающим, джентльменом, человеком вкуса в людях, мебели, книгах. С любовью Джекки вспоминает, как он читал, гулял, обедал, купался, завязывал галстук. Она с удовольствием упоминает, как Джон переодевался в пижаму для 45-минутного послеобеденного сна в Белом доме. Первая леди деликатно опускает намеки на «цивилизованную сторону Джека” и “своего рода грубую сторону”, но она уточняет: “не то, чтобы у Джека была грубая сторона.”

 

 

Он плакал в ее присутствии несколько раз. Миссис Кеннеди рассказывает, как он плакал в своей спальне, обхватив голову руками, над провалом попытки вторжения на Кубу в залив Пиг в 1961 году кубинскими изгнанниками, выступавшими против Фиделя Кастро и подготовленными Центральным Разведывательным управлением.

 

 

Что касается вопроса о ее браке, Жаклин представляет себя во многих отношениях как традиционная жена — книга “Тайны женственности” Бетти Фридан помогла ей переосмысленить эту роль. По замечаниям миссис Кеннеди ее брак был «чудовищно Викторианским или Азиатским». Ее целью, как жены было поддержание здорового ”климата ласки, комфорта и разрядки», а как матери — поддержание  детей в хорошем настроении. По заверениям Жаклин действительно серьезных ссор у пары не было. И она настаивает, что муж формировал ее мнение. По крайней мере, в этом последнем пункте уверен Майкл Бешлосс, историк, который написал введение и аннотацию к книге, сказав в интервью: “Я на спор готов съесть пуд соли”.

 

 

Фактически, по его словам, он обнаружил “очень высокую корреляцию” между людьми, которых миссис Кеннеди упоминает в интервью, и теми, кто, как известно, испытывал трудности в администрации Кеннеди. В некоторых случаях им грозила опасность быть уволенными. Те, кого она восхваляет, сказал мистер Бешлосс, как правило, процветали. В какой степени эта корреляция отражает влияние миссис Кеннеди на мужа или наоборот и, вероятно, варьировалась она от случая к случаю. Вспоминая поездку в Индию и Пакистан со своей сестрой Кэролайн, более известной как Ли Радзивилл, в 1962 году, г-жа Кеннеди говорит, что она была настолько потрясена «неотесанностью» нового назначенного посла Соединенных Штатов Америки в Пакистан Уолтера Макконахи, что еще до завершения поездки  написала письмо мужу, предупреждая его: “посол Макконахи безнадежен для Пакистана, он далек от представления, каким должен быть посол страны».

 

 

Жаклин даже назвала возможные замены. «Джек был настолько впечатлен этим письмом», — сообщила первая леди мистеру Шлезингеру, что он показал его Дину Раску, государственному секретарю (которого миссис Кеннеди пренебрежительно назвала «апатичным и нерешительным»). Согласно ее рассказу, Кеннеди сказал Раску: “Вот такие письма я должен получать от аудиторов из посольств» Несмотря на это, карьерный дипломат г-н Макконахи оставался послом в Пакистане до 1966 года.

 

 

Есть мужчины, которых первая леди тоже хвалит в книге “Жаклин Кеннеди:  Ф. Кеннеди». Она считает, что Джозеф П. Кеннеди-старший, отец президента, оказал огромное влияние на воспитание у своих детей чувства дисциплины. Среди администрации ее восхищение вызывают брат президента Роберт Кеннеди, министр обороны Роберт С. Макнамара и советник по национальной безопасности Макджордж Банди. Французского писателя Андре Мальро она назвала  «самым очаровательным человеком, с которым когда-либо разговаривала.” Миссис Кеннеди осталась под впечатлением от президента Колумбии Альберто Льерас Камарго, которого она считает “холодным в своей печали.

 

 

В ее повествованиях о своем браке скорбящая вдова в возрасте 30 лет уже мало похожа на женщину, которая четыре года спустя выйдет замуж за греческого судоходного магната Аристотеля Онассиса, а после его смерти начнет карьеру редактора книг в Нью-Йорке. Позже Жаклин поведает друге, что она осознала, что невозможно жить в первую очередь для мужа. Дорис Кернс Гудвин, историк и жена Ричарда Гудвина, помощника Кеннеди, сказала в интервью «это, конечно, не та Джеки, которую мы знали позже. Сейчас она уже стала другой женщиной.”

 

 

Возможно, Жаклин во время разговора намеренно создавала образ, ожидаемый от женщин в то время. Она также знала, что записи имеют ценность: разговоры были частью  устной истории президентства Кеннеди. Но ее уверенность в себе, кажется, выросла в Белом доме. Впервые первая леди стала одним из самых заметных активов своего мужа: передачу об инициированном ею восстановлении Белого дома посмотрели 56 миллионов зрителей.

 

 

«Внезапно все, что раньше было помехой — твои волосы, что ты говоришь по-французски, что ты не особо любишь кампании и не месишь тесто для хлеба по локти в муке — вы знаете, все думали, что я Сноб и ненавидела политику”, — говорит она мистеру Шлезингеру,-“Все это изменилось”. “Я была так счастлива за Джека, особенно сейчас я это понимаю. Тогда мы были только три года вместе, и он гордился мной тогда». “Это делало его таким счастливым — и это делало счастливой меня. Это были наши самые счастливые годы.”

 

 

Описывая ночь инаугурации, она вспоминает, что тогда восстанавливалась после кесарева сечения и была очень сильно истощена. Жаклин пропустила ужин и решила вздремнула. Первая леди она не может встать с постели, чтобы присутствовать на инаугурационных балах, пока не появится Доктор Джанет Трэвелл, который позже станет врачом Белого дома, и даст ей оранжевую таблетку. ”А потом она сказала мне, что это Декседрин [психостимулятор с амфетамином — прим. автора]», — говорит миссис Кеннеди.

 

 

“Был ли мистер Кеннди религиозным?”,- спросил Шлезингер. “О, да”, — а потом Жаклин добавила — “Ну, я имею в виду, он не пропустил ни одной церкви в воскресенье, что мы были женаты и все такое, но вы могли видеть, отчасти — я часто думаю, было ли это суеверие или нет — я имею в виду, он был не совсем уверен, но если это была вера в Бога, то он хотел, что на его стороне.”

 

 

Он произносил свои молитвы, стоя на коленях на краю кровати, около трех секунд, а потом крестился. “Это было похоже на маленький детский маневризм, я полагаю, как чистка зубов или что-то еще”, — говорит она, — «но по-моему, что это было так мило. Раньше мне было так весело стоять там.”

 

 

«У людей есть определенные впечатления о моей матери, — предполагает дочь Жаклин Кеннеди — Кэролайн, — «они действительно ее не знают. Они не всегда ценят ее интеллектуальное любопытство, ее чувство смешного, ее чувство приключения или ее безошибочное чувство того, что было правильным.”

 

 

Внук Джона Кеннеди влюблён в супермодель и реалити- звезду Кендалл Дженнер. У Кендалл есть шанс встретиться с холостяком из клана Кеннеди?!

4 thoughts on “Заговор элит, мафия педофилов, Катя Гордон. Кайли Дженнер и секс- лента Ким Кардашьян. Агату Муцениеце бьет Прилучный, а Настасия Самбурская считает это пиаром? Джонни Депп засадит Эмбер Херд в тюрьму? Видео.

Добавить комментарий

Top